Контроль качества с алексом исааком из morpheus london

Сын 2-ух успешных интерьерных дизайнеров, проработавший последние 15 лет плюс в популярной студии дизайна яхт Bannenburg and Linley, талант и творчество Алекса Айзека, руководителя отдела дизайна Morpheus London, можно рассматривать как природу и заботу. И какая комбинация кажется.

Узнайте, какая мантра дизайнера, его персональный стиль и то, что он считает «одной из очень красивых в мебельном мире».

В: Ваши родители оба интерьерные дизайнеры — всегда ли Вы намечали пойти по их стопам2

Ни в малейшей степени. Я вырос в регулярно меняющейся семье и возился с проектами собственных клиентов, поэтому сначала я отреагировал против более творческих отраслей, ища что-то наиболее практичное в виде гражданского строительства. Однако после учебы я действительно мечтал о карьере с более эстетической точки зрения, уравновешивая практические навыки, полученные в инженерии, с моей естественной склонностью к дизайну; Мне выпало счастье найти лидирующую роль у дизайнера яхт Банненберга, с которым я оставался в течение 7 лет, чтобы по-настоящему изучить интерьерный дизайн на высоком уровне.

В: Что вы узнали от родителей об интерьерном дизайне?

Сдержанность и многофункциональность. Мои родители работали с различными языками дизайна, но, в сущности, я узнал от них, что необходимо не переоценивать дизайн, убирать лишние украшения и оставаться приспосабливаемым к пожеланиям и желаниям вашего клиента. Причина, по которой бизнес моих родителей был успешным на протяжении более сорока лет, заключалась в их понимании клиентов, создании дома, а не просто демонстрации их талантов.

В: Есть ли у вас какие-нибудь дизайнерские мантры?

«Дизайн — это специальность, а не увлечения.«Термин« интерьерный дизайн »имеет тенденцию охватывать все дисциплины, от декора до архитектуры интерьера. Таким образом, это может сделать слабее или вскружить голову представления людей про то, что мы делаем. Студия на верхнем уровне рынка должна цениться также высоко, как и каждая профессиональная дисциплина; это то, что прививается каждому члену команды Morpheus. У нас существует возможность значительно оказать влияние на жизненный образ наших клиентов к лучшему, и поэтому наш уровень сервиса должен подходить сопоставимым отраслям.

В: Вы присоединились к Morpheus в качестве главы отдела дизайна в 2014 году — что вас привлекло в студии?

Между моим идеалом дизайна и Морфеусом существует много общего; это гарантийный подход, профессиональное отношение и желание трактовать мечту нашего клиента, а не «брендировать» наших клиентов как Morpheus и навязывать домашний стиль их проектам. Таким образом, мы можем работать над разными проектами, от жилых до гостиничных, и это все на верхнем уровне рынка. Такое разнообразие делает нашу работу очень индивидуальной, сложной, но интересной и увлекательной. Нет 2-ух похожих проектов, и это значит, что у нас есть большой спектр выполненных проектов. Это сознательное решение оставаться таким — ДНК и нить Morpheus, которые определяют все наши проекты, но не предписывают внешний вид. Это сильно нравится мне и нашей команде дизайнеров, поэтому мы привлекаем сильную группу дизайнеров-единомышленников.

В: Что вы считаете ключевой эстетикой Морфеуса?

Мы придерживаемся некоторых правил, а не главных соображений красоты, чтобы приступить к проектированию и обеспечить его соответствие нашим клиентам, и еще архитектуре и расположению проекта. Морфеус, будучи богом снов, мы начинаем с нашего своего изобретения, оно называется «перевод сновидений».«После исчерпывающего брифинга и анализа целей схемы мы создаём абстрактное и высокоуровневое настроение, подходящее идеалам проекта; потом это настроение становится более ощутимым, шаг за шагом превращаясь в детали архитектуры, планировку и декоративную спецификацию. На каждом шаге мы в поисках мнение клиента и объясняем обоснованность и актуальность нашего выбора. Данный процесс дает нам возможность определить дизайн, который, прежде всего, построен на начальной мотивации нашего клиента к реализации проекта.

В: Осталась ли ваша любовь к ар-деко? Применяете ли вы его в качестве главного ориентира в дизайне Морфеуса?

Я действительно считаю, что движение ар-деко было исключительным временем для красивого дизайна, оказавшего влияние как на роскошь, так и на групповой рынок. Я очень уважаю дизайнеров того времени и искренне считаю, что одни из очень красивых в мире мебельных предметов были созданы в 20-х, 30-х и 40-х годах. Несомненно, принципы ар-деко оказывают влияние на то, как работает Морфеус, к примеру, комбинирование ремесла с новейшими технологиями. Все таки, мы могли бы делать что-то, что целиком вдохновлено и отражает стиль ар-деко, только если это подойдет для нашего клиента и его проекта. Нет смысла стремиться втиснуть интерьер в духе ар-деко в очень современный образец архитектуры современного времени.

В: Вы как то сказали, что как дизайнер, вы «твердо убеждены, что не имеет значения, каковы [ваши] свои вкусы», но давайте, вы можете сказать нам! Как бы вы описали собственный домашний стиль?

Я все еще поддерживаю это. Все таки, для понимания, я делю современную квартиру на берегу реки с собственной женой Роуз. С точки зрения архитектуры это очень чистое здание, поэтому интерьер имеет отношение к нему, существует много симметрии и геометрии как в планировке моего дома, так и в его обстановке. Хотя это может показаться холодным, мне нравятся мои удобства, и поэтому они не минимальны или суровы. Существует несколько очень ярких акцентных элементов, которые нейтрализуют нейтральный фон. Исходя из опыта проектирования яхт, я предрасположен прежде всего искать встроенные решения, поэтому значительная часть мебели — это шкафы, превосходное решение для маленькой жизни города.

В: Morpheus на данный момент проектирует THIRTY NINE, Монте-Карло — единственный в стране клуб здоровья, хорошего самочувствия и жизненного образа для приватных членов «люкс» класса. Как это вышло?

Мы встретились с заказчиком данного проекта и его командой разработчиков в конце 2014 года. Между Морфеусом, нашим клиентом, и его стремлениями к проекту появилась моментальная синергия. Наш заказчик — международный игрок в регби, поэтому у него очень большие стандарты и ожидания. Его порыв по поводу создания чего-то самоё приятное заразителен, и поэтому это вдохновляющий проект, в котором стоит принимать участие. Это действительно случилось в результате явных общих ценностей, разделяемых нами как компанией, и его мечтами о новом месте для жизни в Монако, где у нас есть ряд прочих проектов на чертежной доске.

Q: Над чем еще студия работает в текущем году?

Мы продолжим работать над Six Senses Residences, Куршевель, для которых мы разработали эксклюзивную мебельную коллекцию для их потребителей. Сейчас мы закончили две квартиры для частных лиц и две демонстрационные квартиры, одна из которых — пентхаус. Мы надеемся достроить там больше единиц в текущем году, чтобы приготовиться к следующему зимнему сезону. В столице Англии у нас существует несколько проектов на различных этапах в Мэрилебон, Челси, Белгрейвия Сент-Джеймс — они все очень непохожие, от холостяцкой квартиры с 2-мя спальными комнатами до семейной резиденции площадью 9000 квадратных футов и небольшой резиденции-бутик с шестью квартирами для известного застройщика.

Кроме нашей ежедневной работы, у нас есть инициатива «эксклюзивные проекты», в которые все дизайнеры могут вносить собственный депозит. Это может быть что-то абсолютно не связанное с интерьером, но инициатива состоит в том, чтобы вывести нашу команду за пределы зоны комфорта и думать более творчески. К примеру, в минувшем году мы разработали завтрак для мероприятий, которые проводятся в нашей студии. В текущем году мы расширим тему сенсорного взаимодействия.

Сын 2-ух успешных интерьерных дизайнеров, проработавший последние 15 лет плюс в популярной студии дизайна яхт Bannenburg and Linley, талант и творчество Алекса Исаака, руководителя отдела дизайна в Morpheus London, можно рассматривать как природу и заботу. И какая комбинация кажется.

Узнайте, какая мантра дизайнера, его персональный стиль и то, что он считает «одной из очень красивых в мебельном мире».

В: Ваши родители оба являются дизайнерами интерьеров — всегда ли Вы намечали пойти по их стопам2

Ни в малейшей степени. Подросший в регулярно меняющейся семье и возился с проектами их клиентов, я сначала отреагировал против более творческих отраслей, ища что-то наиболее практичное в виде гражданского строительства. Однако после учебы я действительно хотел сделать карьеру с более эстетической точки зрения, уравновешивая практические навыки, полученные в инженерии, с моей естественной склонностью к дизайну; Мне выпало счастье найти первую должность у дизайнера яхт Банненберга, с которым я оставался в течение 7 лет, чтобы по-настоящему изучить интерьерный дизайн на высоком уровне.

В: Что вы узнали от родителей об интерьерном дизайне?

Сдержанность и многофункциональность. Мои родители работали с различными языками дизайна, но, в сущности, я узнал от них, что необходимо не переоценивать дизайн, убирать лишние украшения и оставаться приспосабливаемым к пожеланиям и желаниям вашего клиента. Причина, по которой бизнес моих родителей был успешным на протяжении более сорока лет, заключалась в их понимании клиентов, создании дома, а не просто демонстрации их талантов.

В: Есть ли у вас какие-нибудь дизайнерские мантры?

«Дизайн — это специальность, а не увлечения.«Термин« интерьерный дизайн »имеет тенденцию охватывать все дисциплины, от декора до архитектуры интерьера. Таким образом, это может сделать слабее или вскружить голову представления людей про то, что мы делаем. Студия на верхнем уровне рынка должна цениться также высоко, как и каждая профессиональная дисциплина; это то, что прививается каждому члену команды Morpheus. У нас существует возможность значительно оказать влияние на жизненный образ наших клиентов к лучшему, и поэтому наш уровень сервиса должен подходить сопоставимым отраслям.

Контроль качества. Программа «Наука»

В: Вы присоединились к Morpheus в качестве главы отдела дизайна в 2014 году — что вас привлекло в студии?

Между моим идеалом дизайна и Морфеусом существует много общего; это гарантийный подход, профессиональное отношение и желание трактовать мечту нашего клиента, а не «брендировать» наших клиентов как Morpheus и навязывать домашний стиль их проектам. Таким образом, мы можем работать над разными проектами, от жилых до гостиничных, и это все на верхнем уровне рынка. Такое разнообразие делает нашу работу очень индивидуальной, сложной, но интересной и увлекательной. Нет 2-ух похожих проектов, и это значит, что у нас есть большой спектр выполненных проектов. Это сознательное решение оставаться таким — ДНК и нить Morpheus, которые определяют все наши проекты, но не предписывают внешний вид. Это сильно нравится мне и нашей команде дизайнеров, поэтому мы привлекаем сильную группу дизайнеров-единомышленников.

В: Что вы считаете ключевой эстетикой Морфеуса?

Мы придерживаемся некоторых правил, а не главных художественных требований, чтобы приступить к проектированию и обеспечить его соответствие нашим клиентам, и еще архитектуре и расположению проекта. Морфеус, будучи богом снов, мы начинаем с нашего своего изобретения, оно называется «перевод сновидений».«После исчерпывающего брифинга и анализа целей схемы мы создаём абстрактное и высокоуровневое настроение, подходящее идеалам проекта; потом это настроение становится более ощутимым, шаг за шагом превращаясь в детали архитектуры, планировку и декоративную спецификацию. На каждом шаге мы в поисках мнение клиента и объясняем обоснованность и актуальность нашего выбора. Данный процесс дает нам возможность определить дизайн, который, прежде всего, построен на начальной мотивации нашего клиента к реализации проекта.

В: Осталась ли ваша любовь к ар-деко? Применяете ли вы его в качестве главного ориентира в дизайне Морфеуса?

Я действительно считаю, что движение ар-деко было исключительным временем для качественного дизайна, оказавшего влияние как на роскошь, так и на групповой рынок. Я очень уважаю дизайнеров того времени и искренне считаю, что одни из очень красивых в мире мебельных предметов были созданы в 20-х, 30-х и 40-х годах. Несомненно, принципы ар-деко оказывают влияние на то, как работает Морфеус, к примеру, комбинирование ремесла с новейшими технологиями. Все таки, мы могли бы делать что-то, что целиком вдохновлено и отражает стиль ар-деко, только если это подойдет для нашего клиента и его проекта. Нет смысла стремиться втиснуть интерьер в духе ар-деко в очень современный образец архитектуры современного времени.

В: Вы как-то сказали, что как дизайнер вы «твердо убеждены, что не имеет значения, каковы [ваши] свои вкусы», но давайте, вы можете сказать нам! Как бы вы описали собственный домашний стиль?

Я все еще поддерживаю это. Все таки, для некоторого понимания, я живу в сегодняшней квартире на берегу реки с собственной женой Роуз. С точки зрения архитектуры это очень чистое здание, поэтому интерьер имеет отношение к нему, существует много симметрии и геометрии как в планировке моего дома, так и в его обстановке. Хотя это может показаться холодным, мне нравятся мои удобства, и поэтому они не минимальны или суровы. Существует несколько очень ярких акцентных элементов, которые нейтрализуют нейтральный фон. Исходя из опыта проектирования яхт, я предрасположен прежде всего искать встроенные решения, поэтому значительная часть мебели — это шкафы, превосходное решение для маленькой жизни города.

В: Morpheus на данный момент проектирует THIRTY NINE, Монте-Карло — единственный в стране клуб здоровья, хорошего самочувствия и жизненного образа для приватных членов «люкс» класса. Как это вышло?

Мы встретились с заказчиком данного проекта и его командой разработчиков в конце 2014 года. Между Морфеусом, нашим клиентом, и его стремлениями к проекту появилась моментальная синергия. Наш заказчик — международный игрок в регби, поэтому у него очень большие стандарты и ожидания. Его порыв по поводу создания чего-то самоё приятное заразителен, и поэтому это вдохновляющий проект, в котором стоит принимать участие. Это действительно случилось в результате явных общих ценностей между нами как компанией и его мечтами о новом месте для жизни в Монако, где у нас есть ряд прочих проектов на чертежной доске.

Q: Над чем еще студия работает в текущем году?

Мы продолжим работать над Six Senses Residences, Куршевель, для которых мы разработали эксклюзивную мебельную коллекцию для их потребителей. Сейчас мы закончили две квартиры для частных лиц и две демонстрационные квартиры, одна из которых — пентхаус. Мы надеемся достроить там больше единиц в текущем году, чтобы приготовиться к следующему зимнему сезону. В столице Англии у нас существует несколько проектов на различных этапах в Мэрилебон, Челси, Белгравия и Сент-Джеймс — они все очень непохожие, от холостяцкой квартиры с 2-мя спальными комнатами до семейной резиденции площадью 9000 квадратных футов и небольшой резиденции-бутик с шестью квартирами для известного застройщика.

Кроме нашей ежедневной работы, у нас есть инициатива «эксклюзивные проекты», в которые все дизайнеры могут вносить собственный депозит. Это может быть что-то абсолютно не связанное с интерьером, но инициатива состоит в том, чтобы вывести нашу команду за пределы зоны комфорта и думать более творчески. К примеру, в минувшем году мы разработали завтрак для мероприятий, которые проводятся в нашей студии. В текущем году мы расширим тему сенсорного взаимодействия.

Контроль качества строительства